Останні події

Люди Донбасса поняли, что они лишь разменная монета для Путина.

Нардеп, который знает о нравах жителей Донбасса не понаслышке, назвал единственный путь, которым может пойти Украина по отношению к оккупированным территориям. Подводя итоги уходящего 2014 года, ТСН.ua пообщался с народным депутатом от БПП Егором Фирсовым, выходцем из Донбасса, о ситуации, сложившейся на Востоке Украины, о войне и о том, что ждет оккупированные боевиками территории в будущем.

 

- Чего хотели, на что надеялись жители Донбасса, выходившие в марте на пророссийские митинги, и что они получили в результате?
- Сразу стоит оговориться, на весенние митинги выходило не так уж и много жителей Донбасса. А если бы не тщательная подготовка этих митингов со стороны Партии регионов и участие провокаторов из России, эти митинги так бы ничем и не закончились. Люди, поддерживающие Януковича, оказались не готовы к его бегству и образовавшемуся политическому вакууму, большинство жителей региона просто были испуганы. Получая информацию из пророссийских СМИ, наблюдая за тем, как в их городах представителями власти, формируются некая самооборона Донбасса и на фоне аннексии Крыма, люди поверили в пропаганду. На этих митингах никогда не было единства, кто-то, наслушавшись мантры о децентрализации, требовал именно ее, а кто-то выступал за повторение крымского сценария. В результате люди получили то, чего хотели меньше всего – войну. Тысячи смертей, сотни разрушенных домов, практически полная остановка всей промышленности, экономическая блокада и непонимание, когда все это кончится — вот цена, которую платят жители Донбасса за предательство национальных интересов.

- Поменялось ли за время войны отношение местного населения к России и Путину? Если да, то насколько?
- Жители Донбасса всегда были склонны к авторитаризму. Тяжелые условия труда и жизни накладывают отпечаток на восприятие мира. Шахтеры, металлурги, машиностроители превыше всего ценили порядок и того, кто его обеспечивал. Так было и с поддержкой Януковича, и в еще большей степени проявилось в любви к Путину. Ментально Донбасс был и остается советским, отсюда и тотальное, абсолютное чинопочитание. Но сохранить прежнее уважительное отношение людей Путину не удалось. Он не смог продемонстрировать свою эффективность, он не навел «порядок», не присоединил к России, даже не смог победить в войне. Люди поняли, что они лишь разменная монета в глобальной политике Путина, но было уже поздно. Сейчас отношение к Путину варьируется где-то между враждебностью и ненавистью, положительно к нему продолжают относиться только самые недалекие представители «ЛНР» и «ДНР».

- Что мы имеет на данный момент по результатам АТО? Насколько была успешна операция и договоренности о перемирии?
- На данный момент мы имеем около трети территории Донбасса в оккупации террористов, весной же не было ни одного города, где не висел бы флаг «ДНР»/»ЛНР». Операция была успешной вплоть до открытого столкновения с регулярной армией Российской Федерации. К противостоянию с таким противником украинская армия оказалась не готова. Впрочем, несмотря на отступление, Украина продолжает контролировать ключевые позиции в регионе, это и Донецкий аэропорт, и основные пути сообщения, и город Мариуполь. Договоренности о перемирии, к сожалению, выполнены не были. На мой взгляд, сами эти договоренности – это вынужденный шаг. Мы поняли, что военным путем мы Донбасс не вернем, и попытались закрепить успех АТО и не допустить начала полноценной войны с РФ. Частично нам это удалось и сегодня конфликт из исключительно военной стадии, перешел в плоскость политики и экономики.

- Дайте, пожалуйста, прогноз, как будет развиваться ситуация на Донбассе в 2015 году. Останется ли этот регион частью Украины?
- Ситуация с оккупированной частью Донбасса зашла в тупик. Пожалуй, сегодня отрицать это уже бессмысленно, хотя конечно хочется найти какие-нибудь ободряющие слова для всех нас. Сегодня стоит сказать честно: эту территорию мы не контролируем. И вряд ли у государства найдутся силы, чтобы вернуть ее в состав Украины на тех условиях, которые бы полностью устроили нас. Можно пытаться решить эту проблему двумя способами – военным и политическим. Но, к сожалению, сегодня оба эти пути являются тупиковыми. Одержать победу военным путем у нас не получится. Наша армия находится в плачевном состоянии и держится исключительно благодаря волонтерам и боевому духу наших бойцов. Военная техника и авиация долгие годы варварски уничтожались, и выстроить всю систему заново за несколько месяцев в условиях жесткого кризиса попросту нереально. У меня нет сомнений, что начав все же наступление, мы будем вынуждены вступить в бой с регулярной российской армией, как это уже было в конце августа. В текущих условиях пойти на такой шаг означает погубить тысячи жизней. И я не думаю, что народ Украины к этому готов.
Второй путь, по которому мы могли бы идти – это дипломатия. Но он дал бы свои плоды лишь в том случае, если бы нам противостоял цивилизованный неприятель, имеющий представления о чести. Увы, приходится иметь дело либо с бандитами, либо с российской стороной, которая уже доказала, что плевать хотела на меморандумы и договора. Думаю, вы знаете, что обстрелы наших позиций не прекращаются, и каждый день гибнут новые бойцы. Единственное улучшение, которое произошло за последние 10 дней, это прекращение обстрелов жилых массивов со стороны боевиков. Что же мы можем сделать в этой патовой ситуации? Единственный выход, который многим не нравится, но не имеет альтернативы — сосредоточиться на обороне и считать захваченные районы Донбасса оккупированной территорией.

- Сейчас появляются сообщения о деятельности партизан. Как по-вашему, станут ли они активней и помогут ли в борьбе с боевиками? Есть ли вероятность того, что на Донбассе сформируется партизанское движение?
- Насколько мне известно, широкого партизанского движения на Донбассе нет. Существует несколько малочисленных групп, которые выполняют некоторые задачи. Все дело в том, что формирование широкого подполья — это тоже первостепенная задача государства. Самостоятельно люди без должных навыков и средств будут организовываться очень и очень долго. Все условия для партизанской войны на Донбассе существуют, но мы должны помочь партизанам организоваться. Гибридная война и подразумевает военные действия с помощью разведывательно-диверсионных групп, которые должны наносит точечные удары.

- Возможно ли, что население Донбасса прозреет и поменяет отношение к Украине? И можно ли как-то повлиять на общественное мнение с нашей стороны?
- Население Донбасса в подавляющем большинстве никогда не относилось к Украине плохо. Война радикализировала людей, и так получается, что в СМИ попадают заявления 10% самых отъявленных украинофобов. Вспомните видео из Донецка, где толпа из 20-30 человек топчет государственный флаг Украины. Что такое 30, пусть даже 100 человек для миллионного города? На Донбассе по-прежнему сильны внутренние связи: семьи, друзья, знакомые, оказавшись разделены линией фронта, продолжают общаться и обмениваться новостями. И пока люди, оставшиеся на украинской территории, не станут жить во много раз лучше, чем их родственники на оккупированной земле, не стоит ожидать перелома в отношении к Украине. Мы могли бы играть на этом контрасте, тем самым подготавливая социальный взрыв в «ДНР»/»ЛНР», но такая работа, к сожалению, не ведется. Даже агентство по восстановлению Донбасса еще не приступило к работе, все здравые инициативы в нашей стране утопают в бюрократии.

Я чуть ли не единственный человек, который открыто, выступал за создание Министерства информационной политики. И я очень надеюсь что «краеугольным камнем» в его деятельности будет формирование позитивного отношения к Украине на Донбассе. Сделать это возможно за счет специального теле-, радиовещания, спецвыпусков газет и листовок. При должном уровне реализации этих мер, мы уже в самом скором времени почувствуем позитивные сдвиги.

Разговаривала Ольга Скичко, ТСН.

  27 Грудня 2014 +Коментар | подобається